Барахолка у ДАНТЕ
Главная | Николай Карлович Сванидзе
 
Пятница, 15.12.2017, 05:48
| RSS
Меню сайта
Осваиваем eBay
Стань своим
на аукционе eBay!


eBay
Новый Год и не только...
Покупки к Новому Году и не только...

NY
Стив Джобс. Биография
Автор: Уолтер Айзексон

dzh
Новости Белгорода
Контакты
E-mail: ilgaluda@gmail.com,

ICQ: 372-444-597
Друзья сайта
  • Ремонт, настройка компьютеров
  • Пристань Лионеля
  • Блог Сергея Немцева
  • Полезная справка
  • Информационное агентство bel.ru
  • Фронт-проект "Тайны августа 1991-го"
  • Проект Общее дело
  • Земельные участки Белогорья
  • Мировой экономический кризис
  • Трезвая Русь
  • Барахолка у ДАНТЕ
  • Как и почему врут историки. Николай Карлович Сванидзе

    Николай Сванидзе очень любит свою собаку

    svinidze

    Николай Сванидзе очень любит свою собаку. Знаток виски и хороших сигар родился 2 апреля 1955 года в Москве. Тележурналист, политический обозреватель, ведущий телевизионных программ, член Общественной палаты Российской Федерации, председатель комиссии Общественной палаты по межнациональным отношениям и свободе совести, член межкомиссионной рабочей группы по международной деятельности Общественной палаты, член комиссии Общественной палаты по общественному контролю за деятельностью правоохранительных органов и реформированием судебно-правовой системы с правом совещательного голоса; с 2009 года – член комиссии по противодействию попыткам фальсификации истории в ущерб интересам России.


    Окончил исторический факультет МГУ им. М.В. Ломоносова в 1977 году, работал в Институте США и Канады АН СССР. В 1975-1991 гг. – член КПСС. В 20 лет, будучи студентом, вступил в ряды КПСС. В те годы 20-летнему студенту, чтобы получить партийный билет (событие невероятное!), необходимо было иметь громадное желание стать коммунистом, проявить бурную активность, а также невероятную «гибкость» и демонстративную лояльность советскому режиму!

    На российском телевидении – с 1991 года. Автор и ведущий цикла исторических телевизионных программ и телефильмов. Член бюро Союза журналистов Москвы. С 2007 года возглавляет кафедру журналистики факультета журналистики РГГУ.

    Как же «противодействует» Николай Карлович попыткам фальсификации истории в ущерб интересам России?

    Вот несколько примеров.

    1. Н.Сванидзе: «Если говорить именно о 1920 годе, я напомню, что в 1920 году имело место вторжение Красной армии, попытка вторжения Красной армии в Польшу. Не поляки напали на Красную армию и на нашу родину: Красная армия напала на Польшу, неся на своих штыках идеи мировой революции. И Красная армия, которая напала, была разгромлена. Вот такова предыстория события».

    Здесь, пытаясь обосновать свою антироссийскую позицию, Николай Карлович проявляет удивительную некомпетентность.

    Польское государство, едва возникнув, развязало вооруженные конфликты со своими соседями, пытаясь расширить свои границы. Первой жертвой Польши стало население входивших в Австро-Венгрию украинских областей. Уже 1 ноября польские легионеры захватили Львов, а 9 ноября 1918 года провозгласили Западно-Украинскую Народную Республику, включившую в себя Восточную Галицию, Лемковщину, Закарпатье и Буковину.

    17 августа 1919 года поляки подняли восстание в юго-восточной части Верхней Селезии, которое было подавлено немецкими войсками. Однако, когда по требованию Антанты с территории Верхней Силезии были выведены германские войска, поляки 19 августа 1920 года начинают второе Силезское восстание, требуя вывода из Верхней Силезии немецких вооруженных формирований. 25 августа Межсоюзническая комиссия Антанты заявляет о создании в Силезии смешанной польско-германской полиции. Наконец 20 марта 1921 года состоялся плебисцит о государственной принадлежности Верхней Силезии, на котором 63% жителей проголосовали за то, чтобы остаться в составе Германии. Следует отметить, что поляки перед этим 18 июля 1920 года проиграли аналогичный плебисцит на юге Восточной Пруссии. В ответ 3 мая начинается третье Силезское восстание. По требованию Антанты в середине июня было заключено перемирие, а вопрос о принадлежности Верхней Силезии был передан на усмотрение Лиги Наций. В октябре 1921 года решением Лиги Наций Польше была передана часть германской Верхней Силезии, включающая в себя 29% ее территории и 46% населения.

    10 декабря 1918 года поляки объявили о проведении 26 января 1919 года плебисцита о государственной принадлежности Тешинской области (Чехословакия), так что поляков в непоследовательности обвинить нельзя. Чтобы население проголосовало «правильно», 17 декабря на территории этой чехословацкой области началось сосредоточение польских частей. Однако 22 января Чехословакия предъявила ультиматум о выводе польских войск, а 23 января чехословацкие войска неожиданной атакой выбили поляков со своей территории. После нескольких взаимных столкновений и очередного польского восстания вмешался «хозяин» в лице Антанты, в результате чего в Париже было подписано соглашение, согласно которому Польша уступала Тешинскую область Чехословакии. После решения Антанты поляки на время прекратили «священную войну» за суверенитет над Тешинской областью.

    Целым рядом международных соглашений, заключенных в 1919 году, была установлена западная граница Польши. Что касается ее восточной границы, то с весны 1919 года Союзная комиссия изучала этот вопрос, решение которого без России не представлялось возможным. Осенью 1919 года по настоянию Польши Верховный союзный совет определил временную восточную границу, проведя ее примерно по рубежам бывшей русской Польши. Союзные державы считали, что эта линия соответствует заявлению Временного правительства от 17 марта 1917 года об этническом размежевании.

    В ноте от 28 января 1920 года Совет народных комиссаров торжественно заявил польскому правительству и народу: «Не существует ни одного вопроса территориального, экономического или иного, который не мог бы разрешен мирно, путем переговоров, взаимных уступок и соглашений». 2 февраля ВЦИК обратился с воззванием к польскому народу, в котором указывал, что «стремление к миру с Польшей есть искреннее и глубочайшее желание рабочих и крестьян» и призывал польский народ покончить с кровопролитной войной, дабы оба народа могли начать войну с гнетущими их бедствиями – голодом, холодом, тифом и безработицей. Эти призывы остались без ответа. 6 марта 1920 года правительство России повторило свои предложения. Только 27 марта последовал ответ польского правительства, предлагавшего избрать местом мирных переговоров город Борисов, причем перерыв военных действий предлагался не на всем фронте, а лишь в районе Борисова. Польская сторона не желала связывать себе руки, поскольку все это время наращивала силы на восточном фронте. К 1 января 1920 года силы польского Восточного фронта насчитывали 121 200 штыков и сабель при 594 орудиях, 2910 пулеметах и 95 самолетах.

    В течение февраля и марта польский Восточный фронт усилился тремя пехотными дивизиями и четырьмя кавалерийскими полками. Кроме того, было влито 53 438 человек пополнения. В апреле ожидалось пополнение в количестве 60 000 человек. К концу апреля общая численность польских вооруженных сил на Восточном фронте достигла 368 887 человек. Для сравнения: к тому же времени общая численность красных на Польском фронте не превышала 86 338 штыков и сабель.

    22 апреля 1920 года Юзеф Пилсудский и вождь украинских националистов Симон Петлюра подписали соглашение об «освобождении Украины» от советской власти. За соглашением, делавшим Украину колонией Польши, последовало вторжение польских легионеров в Советскую Россию, для которой война с Польшей стала прежде всего войной против внешней агрессии. Польская интервенция вызвала в стране, раздираемой гражданской войной, консолидацию всех русских патриотических сил. Генерал А.А. Брусилов призвал бывших царских офицеров в Красную армию. В 1920 году число белых офицеров, перешедших на сторону красных, достигло 80% от их общего количества.

    Линия Керзона – условное название демаркационной линии, определившей в период между двумя мировыми войнами восточную границу Польши. Проведенная по территории Польши с севера на юг, она проходила так, что практически все земли с преобладанием польского населения находились на западе, а непольского (литовского, белорусского и украинского) – на востоке. Первоначально была рекомендована Верховным советом Антанты на Парижской мирной конференции в декабре 1919 года. В июле 1920 года английским министром иностранных дел лордом Керзоном была предложена как линия перемирия. Принята за основу при установлении границы между Польшей и СССР после Второй мировой войны. Версальский договор, подписанный Польшей 28 июня 1919 года, гласил, что восточные границы этой страны должны быть «определены в дальнейшем» (ст. 87). К концу 1919 года ситуация на советско-польской границе резко обострилась, и 8 декабря Верховный совет Антанты принял «Декларацию по поводу временной восточной границы Польши», согласно которой пограничная линия проходила в средней части по реке Буг, от Гродно через Брест и далее в Галицию. В этом спорном регионе, населенном в основном украинцами (за исключением Львова), Антанта, не признав официально польских захватов на востоке, осторожно предлагала два варианта: либо (линия А) граница проходила западнее Львова, либо (линия Б) восточнее, и Львов входил в состав Польши. Но Декларация была проигнорирована польской стороной, упорно отклонявшей и предложения советского правительства о мире и установлении разумных границ (январь 1920 года). В Варшаве велась подготовка к решительным военным действиям с целью восстановить Польшу в границах 1772 года, до ее первого раздела. В апреле 1920 года поляки возобновили наступление и 8 мая захватили Киев. Советско-польская граница была установлена по Рижскому мирному договору 1921 года после поражения Красной армии в российско-польской войне и проходила значительно восточнее линии Керзона. Повторное установление линии Керзона стало уже задачей советской политики; она была решена в 1939 году в результате пакта Молотова – Риббентропа, причем с присоединением к СССР еще и земель возле Белостока. Когда на Тегеранской конференции 1943 года возник вопрос о восстановлении восточной границы Польши, линия Керзона послужила отправным пунктом дискуссий. Все стороны по Ялтинскому соглашению февраля 1945 года официально признали, что линия Керзона должна стать восточной границей Польши.

    2. Н.Сванидзе: «Потому что там (в статье В.Путина в «Газете Выборча». – Прим. С.Б.) было сказано премьер-министром, что пакт Молотова – Риббентропа аморален, этого у нас давненько не говорилось. Там было сказано, что Катынь – это преступление. И там еще было сказано, что пакт Молотова – Риббентропа – не единственный спусковой крючок Второй мировой войны...

    Из чего можно было сделать вывод, что все-таки это – спусковой крючок Второй мировой войны. Вот такие вещи говорил. Конечно, «аморален» и прочее – это все тоже слова. Потому что для Запада это – нормальный, примирительный текст. И совершенно здесь достаточный, я бы сказал. Но в то же время не сказано, что он был ошибочный. Преступление Катыни... не было сказано, чье преступление. А чье преступление-то? Дяди Васи? Это было конкретное преступление Сталина, потому что Сталин 5 марта 1940 года вместе со всеми членами Политбюро поставил свою личную подпись под приказом о расстреле 20 000 польских офицеров, о чем и идет речь. Но на следующий день ни о какой аморальности не говорилось, ни о каком преступлении не говорилось, а говорилось исключительно о том, что все одним миром мазаны, что все хороши, и не надо катить на нас бочку, и не надо выковыривать изюм из заплесневелой булки, изображать, что вы лучше, чем мы. А вот поляки: посмотрите-ка на себя, как вы тоже участвовали, дербанили Чехословакию, когда Гитлер в нее вошел, оттяпали две области. Это – правда. Другой вопрос, что поляки, во-первых, это признали: это признал президент Польши в тот же день, еще до выступления Путина. Это первое.

    И второе, я бы сказал, главное. Поляки могут быть какие угодно, и могли быть тогда, в 1938 году, когда был Мюнхенский сговор и когда действительно «дербанили» Чехословакию. Но почему, если в соседнем дворе насилуют бабушку, я тоже должен бежать и насиловать бабушку? Преступление или любой другой поступок – это не пример для подражания. Если мы сделали что-то отвратительное, то это – вовсе не повод для того, чтобы мы искали вокруг, кто еще сделал что-нибудь отвратительное до нас!»

    Т.Фельгенгауэр: «А Вы согласитесь с тем, что Путин был единственным, кто не покаялся среди других выступавших?»

    Н.Сванидзе: «Ну, не то что там каждый выходил, кланялся до земли и каялся. Но Ангела Меркель признала, польский президент Качиньский признал... Путин не признал. Я повторяю еще раз: в своей статье он частично признал, но до конца вещи своими именами не назвал...

    А что, можно подумать, Меркель несет ответственность за Гитлера? Что, современный немец несет ответственность за Гитлера? Но Меркель не устает кланяться (как у нее голова не отвалится?): она все время кланяется, кланяется и извиняется, извиняется и кланяется. И все время говорит: «Ребята, простите нас: у нас был Гитлер, мы столько народу уложили. Наша вина! Наша проблема! Не судите! Вот, мы виноваты, да…» – хотя все понимают, что она не виновата. Ни у кого ничего не отваливается...»

    Что тут сказать? Это – т. н. принцип двойных стандартов, когда одни и те же действа, совершенные разными субъектами, оцениваются по-разному. Как говорится, что дозволено Юпитеру, то не дозволено быку. Например, по Сванидзе, Польше, Англии, Франции можно заключать мирные договоры с нацистской Германией, а СССР – никак нельзя.

    И вообще любое международное соглашение без исключения оставляет обиженную сторону (а то и стороны), а потому для этой стороны (сторон) данное соглашение является аморальным! Например, соглашения по Косово, Южной Осетии, Абхазии. Или взять мирные договоры, в результате которых одной из конфликтующих сторон отходят земли другой стороны. Так Соединенным Штатам отошел мексиканский Техас, а Польше – восточные земли Германии.

    «Действия польской стороны в Чехословакии, которые в Польше считают исторической ошибкой, никак нельзя сравнивать с массовыми депортациями и расстрелами, которые происходили на оккупированных советскими войсками польских территориях», – буквально так заявил Адам Михник в своей статье «Путин привел сомнительные сравнения». Правозащитник, видимо, считает справедливой и обоснованной массовую депортацию немецкого населения с их исконных земель, которые в результате соглашения СССР, Англии и США отошли Польше (кстати, это соглашение никто не называет «преступным»). В результате массовой депортации немецкого населения, осуществленной поляками, чехами и венграми после 1945 года, погибло 2 млн человек.

    Николай Сванидзе заявляет, что Россия должна извиниться за Катынь. Однако такое извинение было сделано, и памятники установлены. Вместе с тем Польша даже не думает извиняться за уничтоженных в польском плену красноармейцев, не собирается возводить памятники или хотя бы ставить простые мемориальные знаки. То, что десятки тысяч людей погибли от голода и тифа в польских концентрационных лагерях, польская сторона отказывается квалифицировать как убийство. Ничего страшного! Ведь их не расстреляли, заявляют Борис Соколов и Адам Михник.

    В связи с этим преступлением поляков уместно вспомнить такой эпизод из истории Великой Отечественной войны, как немецкий концлагерь Саласпилс. В самом начале войны более 100 000 красноармейцев были помещены в этот концентрационный лагерь недалеко от одноименного населенного пункта. Место было обнесено колючей проволокой. Пленные жили под открытым небом, ни еды, ни питья им не давали. Люди пытались выжить, объели всю кору с деревьев, рыли норы, в которых прятались от холода, но в конце концов все до одного скончались. Смерть их была ужасной, уж лучше пулю в затылок.

    «Давайте будем серьезны: вся правда о судьбе советских военнопленных должна быть раскрыта. Но одно уже ясно: ни один из них не был убит выстрелом в затылок», – пишет «правозащитник» Михник. На месте трагедии недалеко от станции электрички «Доле» стоит памятник замученным советским воинам. Никто не подвергает сомнению преступление нацистов. А аналогичное «деяние» поляков, оказывается, никакое не преступление. И извиняться не за что, не говоря уж о памятниках.

    Канцлер Германии Ангела Меркель недавно заявила: «Мы признаем, что Германия напала на Польшу, развязала Вторую мировую войну и причинила неимоверные страдания. Однако изгнание более чем 12 млн человек с территорий бывшей Германии и нынешней Польши, конечно, было несправедливым, и это также следует признать».

    В августе 1945 года Нюрнбергский трибунал признал депортацию народов преступлением против человечества, однако, несмотря на это, из своих домов в Польше, Чехии и Венгрии были изгнано 14 млн немцев, 2 млн из них (в большинстве своем беззащитных стариков, женщин и детей) при этом погибли. Т. е. Меркель призвала поляков, чехов и венгров покаяться, но никто, включая Сванидзе и польских политиков, этого не услышал!

    По нашему мнению, Николай Карлович – самый изощренный фальсификатор из нашего списка систематически врущих историков. В то же время его метод прост. «Историк» Сванидзе напоминает гидрометеоролога, который на основании данных одной метеорологической станции делает прогноз погоды для всей России. А ведь любому понятно, что сколько ни измеряй температуру воздуха, направление ветра и т. п. в Вязьме, предсказать погоду в Новосибирске на основании этих измерений невозможно. Сванидзе же по отдельному письму, частному впечатлению фронтового корреспондента и т. п. судит о настроениях на фронтах и в тылу огромной стране. Даже не так. «Историк» Сванидзе «имеет мнение». Возможно, это – совсем не его мнение, однако под это мнение подбираются письма, «странички дневников» представителей «творческой интеллигенции» и т. п. По такой схеме создан телесериал «Исторические хроники». Вы можете убедиться в этом сами. В любом книжном магазине можно найти книги супругов Сванидзе. Книги эти издательства «Амфора» очень красивые и дорогие, но они не распродаются, и поэтому их можно приобрести за бесценок.

    К слову сказать, фальсификаторы очень любят ссылаться на произведения Виктора Астафьева или «Архипелаг ГУЛАГ» Александра Солженицына. Тут надо заметить, что данные произведения, во-первых, документами не являются и источниками служить не могут. «Архипелаг ГУЛАГ», например, – вообще и не литература, и не история. Работа представляет собой сборник слухов, сплетен и непроверенных частных свидетельств, что, впрочем, Александр Исаевич никогда и не скрывал. В настоящее время на таких непроверенных частных свидетельствах и слухах строятся многие претензии правозащитных и «зеленых» общественных организаций к государственным органам.

    Во-вторых, существует альтернатива данным «документам». Могут быть собраны масса произведений писателей-фронтовиков, тысячи частных свидетельств еще живых ветеранов, которые будут, мягко говоря, противоречить рассказам и А.Астафьева, и А.Солженицына.

    Форма входа
    Поиск
    Новостная лента
    Погода в Белгороде
    Статистика
    Кнопки
    Санкт-Петербургская Академия социальных технологий им. Г.А.Шичко

    Россия без наркотиков!

    Союз Борьбы за народную трезвость

    Социальная сеть ВсеРусские.ру

    Холодная война


    Copyright mAros © 2017 
    Rambler's Top100 Рейтинг@Mail.ru Russian America Top. Рейтинг ресурсов Русской Америки.